http://forumfiles.ru/files/0011/8f/1b/88186.css
http://forumfiles.ru/files/0011/8f/1b/13981.css
вот же
господитвоюмать
Играть с самим собой - тоже искусство. Джеф, надо возвращаться, слыш.

Советы по выживанию:
Пространство-время: Париж, февраль 2045 года, почти весь месяц нон-стопом метель, температура в районе 5°C, видимость 5 метров, слышимость как в подушку.

Ситуация в игре: #1 - о том, как мы проебали бронетранспортер; #2 - здесь был бы секс, но не случилось; #3 - поле чудес: отгадаете слово? #4 - и тут все запереживали за Скотти;
LYL NEBULA Условия нейтралитета IMPETUS:crossover REPLAY
СЮЖЕТ ПРАВИЛА ПАМЯТКА АНКЕТА ВОПРОСЫ !!!
• 7.09.16 - Мы не труп, мы некроморф. Так что на нашем дрыгающемся и блюющем теле ещё можно станцевать!

• 24.08.16 - Вообще-то, никто не сдох и игра продолжается.

• Бессрочно ваще - КОСЯК В ДИЗАЙНЕ? Пишите Нине. Нина исправит. Нина исправит все, кроме своих баллов по ЕГЭ.

ТВАРИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ТВАРИ » Подземные галереи » [Anri River-Mary] 21.12.44 "Тут кто-нибудь понимает, что происходит?"


[Anri River-Mary] 21.12.44 "Тут кто-нибудь понимает, что происходит?"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Пространство-время: 21 декабря 2044 года; катакомбы.
Обстоятельства: иначе, кроме как случайно, сюда не попадают. Возник Анри, коренной француз, в узких коридорчиках катакомб, и на его возню с неистовым энтузиазмом откликнулась Мэри, всё ещё свежо держа в памяти последнюю встречу с выжившим.
Участники: Mary, Anri River

2

Царство мертвых распахнуло свои двери перед очередной заблудшей душой. На сей раз в потемках катакомб пробирался практически ничем не примечательный мужчина средних лет. Многие бы задались вопросом, оказавшись тут, чего же я тут забыл, Анри же знал ответ наверняка. Это был его ад, и специально для него дьявол постарался воссоздать и осквернить тот самый Париж, что некогда держал в страхе пленник его извращенной фантазии.

Десятки жертв, что когда-то давно Ривьер отправил служить топливом для возрождения забытых богов, не могли пропасть бесследно – их отголосок все еще должен был быть где-то здесь, молчаливым укором наблюдая за муками убийцы. Но ведь это Париж, где еще может находится его личное кладбище, кроме как в подземных галереях, страшилках Франции о тех далеких днях, когда люди были лишены дневного света, прячась под землей? Мужчина знал эту теорию, она была распространена в обществе Туле, и согласно ей, предыдущий спутник планеты был разорван земным притяжением, образовав метеоритное кольцо, бомбардирующее поверхность планеты сотнями лет. Возможно, именно потому, что он знал подобные версии неофициальной истории пронизанной магией древних, дьявол и включил эти помещения в его кошмар, для пущей достоверности и реалистичности его нового дома, где теперь Ривьеру предстояла роль жертвы в мире тысячи безумных палачей.

Анри нагляделся на творение рук своих, и был сыт по горло творящимся вокруг бессмысленным беспределом. Он мечтал о покое, о жизни в гармонии с самим собой, о нирване, куда путь ему был заказан, покуда он застрял тут. В своем намерении вырваться, оккультных дел мастер перепробовал все, оставалось лишь смириться со своей участью, либо же доказать всевышним что он способен измениться, способен даже в мире без жалости и сострадания быть смиренным и милосердным человеком. Каждый день бывший маньяк начинал с зарядки, после которой следовала медитация и благодатная молитва богине Лакшми, покровительнице счастливой судьбы. Далее Ривьер направлялся в свой миниатюрный сад, дарить жизнь в виде цветов взамен отнятых им людских душ. Если везло – это занятие занимало у него все время до самых сумерек, ну а если нет, что ж, тогда приходилось укрываться от назойливых обитателей этого мира.

С каждым годом его аскетичный образ жизни становился все более затруднителен. Что-то произошло, и мертвецов стало в десятки раз больше, они чаще появлялись на улицах и не давали мужчине спокойно достигать блаженства и гармонии. В том крылась суть его небольшого путешествие в царство смерти – черепа. С их помощью Ривьер собирался построить защитные тотемы, чтобы сдержать натиск мертвых. Именно эти черепа Анри избрал по двум причинам: они уже есть, и их не нужно добывать, разрушительно действуя на свою карму, и, конкретно на этих должен был остаться отпечаток боли и мук, необходимый для успешного противостояния алчущим его плоти.
Не смотря на тьму, Ривьер подобно порождению ночи пробирался к своей цели, неся за плечами пустой рюкзак. Его дыхание было ровным, а мысли обращены к памяти о тех, за кем он идет уже второй раз. Воспоминания теплой струей протекали в его жилах, словно это было вчера: Париж не лежал в руинах, но стоял на коленях, моля его остановиться, но он и не думал об этом, он хотел большего, он желал достичь богоподобного могущества, чувствуя, как растет его внутренняя сила с каждой новой жертвой. Даже теперь, всего лишь воспоминания о былых поступках отдавали для него ощущением бесконтрольной мощи, что таилась внутри него, жаждя высвобождения и слияния с подобными ей осколками кровавого величая Анри Ривьера. Вот только находясь в аду, живых не сыщешь. Точнее, их были единицы, таких же как Анри, застрявших в этом мире на веки вечные. И были еще демоны, во всем своем разнообразии, но ведь не с ними тягаться простому смертному, пусть и вкусившему дары давно забытых богов, которым некогда приносил человеческие жертвы?
Внезапно мужчина остановился, прижимаясь к стене. Он был лишен возможности видеть, но остальные его чувства оттого работали даже лучше. Ощущение что он не один, и совсем рядом присутствует кто-то еще, с силой буравилось в его сознание. Глубоко вдохнув и задержав дыхание Анри стал вслушиваться в звуки тьмы, пытаясь понять насколько реально то, что он чувствует во мраке этого места.

Отредактировано Anri River (20 Авг 2016 20:41:56)

3

Это должно было привести её к другому уровню существования и восприятия мира – но нет, у Мэри просто ничего не осталось. Бредущий кусок плоти, изредка срывающийся на истошный визг и липкие удары, когда жужжание в голове становится нестерпимым.

Совсем недавно она слышала чужую речь на смутно знакомом ей языке, но понять его так и не удалось – десятилетие помешательства не дали толком и осознать, а голод вовсе разгрыз едва пойманные сознанием воспоминания с той встречи. Теперь неизвестные слова, вызывающие странное чувство личности, кружило в голове вместе с голосом Бога, а страшные сны в лихорадочном мозгу стали чуть сильнее восприниматься, как невероятная реальность – и пропасть.

Фаланги пальцев, вытянувшиеся в острые когти и лившиеся плоти, аккуратно легли на пыльный камень шахты. Мертвое тело не издает звуков, а то, что едва шевелится – поглощается мглой як змеёй заглатывается мышь. Но добыча всегда чувствует – неизведанными рецепторами – присутствие существа чужого в этих местах. Призрака. Шаг в шаг. Чудовище ступает след в след. Мир, состоящий из чужого говора, жужжания и собственной зыбкой осознанности, померк.

Если он любимчик Фортуны – он спасется. Редкая слюна тяжело падает на рюкзак, неестественно громко в гробовой тишине наравне с удивительно мерным стуком сердца человека, и резкий хруст следует после: Мэри схлопывает свои ребра в попытке поймать нагнанную дичь.

4

Основной особенностью дивного нового мира было постоянное осознание ошибочных путей и решений, приходящее слишком поздно, чтобы что-то представлялось возможным исправить. Анри мысленно стукнул себя ладонью по лбу, как только нечеткие сигналы его интуиции, отголосок того, прошлого Анри, что жил мечтателем, идущем по тонкому мосту, соединяющим разум и инстинкты, дал понять, что в узких застенках наполненных тьмою он находится не один. Как наивно было полагать, что вход в царство мертвых останется без охраны, основа основ любых мифов – страж, отделяющий зерна от плевел и не дающий пройти непрошенным гостям по обе стороны реальности. Ривьер запутался в картине происходящего, наивно предположив что будучи уже в аду не наткнется на цербера, и верно: цербер охраняет дверь в мир живых, но даже в персональном кошмаре, в иллюзии оживающих мертвецов специально на радость серийному убийце, если есть путь в царство мертвых – есть и страж. Ад логичен и закономерен, что пугало Ривьера и заставляло обижаться на себя за недооценку простых прописных истин. Но что сделано, то сделано, и теперь на пути между ним и его добычей стоял демон, один из великого их множества и не последний по силе и коварству.

Во многом стражи превосходили и одолевали даже богов, согласно интерпретации греков, но ведь и он не просто смертный. Анри закрыл глаза. Во тьме они ему были не нужны, и лишь отвлекали тщетными попытками разглядеть хоть какую-то информацию об окружении. Он слышал это, чувствовал кожей колебания затхлого воздуха, слишком тяжелого и вязкого, волнами отзывающимся на каждое движение, чувствовал запах тлена. Анри был безоружен, но не беззащитен, и не собирался заканчивать свой путь здесь. Скрежет костей раздался у самых его ушей – мужчина и сам не понял как ему удалось избежать удара: все произошло быстро, и его тело само, рефлекторно, опираясь на полученные данные, приняло решение, резко отстраняясь в сторону. Анри упал наземь, отталкиваясь ногами о выступы и отползая как можно скорее от стража, что тоже знал о присутствии здесь постороннего.

- Гуль… - обреченно констатировал Анри. Демон-хранитель мертвых, пустоши и мук. Проклятое создание и предвестник несчастливого исхода был в его персональном кошмаре, более того, находился в одном из своих жутких воплощений костлявого монстра рядом с ним. Оптимизма подобная встреча не внушала. Сделав несколько коротких вдохов, мужчина вновь задержал дыхание и закрыл глаза. Вляпавшись по уши в схватку с гулем, он мог рассчитывать лишь на того, кем был, и кого так в себе ненавидел, Но убийца молчал, не торопился брать верх, забавляясь и даруя лишь подсказки в виде интуиции. Видимо тот, от кого Ривьер отрекся, перечеркнув свою жизнь на до и после, заперев огромную часть себя в своем же собственном подсознании, желал дать понять насколько он необходим и важен, в первую очередь для него самого

Отредактировано Anri River (1 Сен 2016 21:21:06)

5

Шанс должен быть у всякого – погнутым франком в дырявом кармане, затвердевшим камнем сладости в зашитом материнском рукаве, измазанным воспоминанием смутно знакомого чувства в голове, что тянет вперед. В конце концов, голос вдалеке тоже сойдет.

«Мэриам,» - окликнулось глухо сзади, и чертова тварь поворачивает неохотно, словно ведомая силой незримых рук, свою обезображенную голову, издав в ответ омерзительный получеловеческий стон. Смерть вовремя лишила челюсти, чтобы, не дай бог, в присутствии ещё здравомыслящего создания не вырвался свист меж зубов, складывающийся в заплаканное «Отец».

Удар жесткой подошвы о камень возвращает внимание монстра на человека, ошибочно решившего замереть в недоброжелательной мгле. Голоса-бродяги, определённо, расскажут ему, насколько бессмысленна эта затея, как только коснутся ушей вялым сквозняком – или тогда, когда он к ним присоединится. Пальцы собрались в конус и направились ровно вниз, раскурочив каменную породу близ вытянутой ноги пришельца: кажется, пронесло? Секундой следом вниз ударяется вторая рука и морда некроморфа, цепляя зубами брезентовые штаны с характерным треском ткани. Зубы зверя не были заточены, но силы было достаточно, чтобы рвать. Рвать с остервенением и запредельным, даже для животного, голодом.

Оперившись весом на руки, не поднимая головы, Мэри совершила рывок вперед, к лицу отчаянного путешественника, что искал и обрел прикосновение посмертной жизни; вдохнул миазмы отвращения: все это место было пропитано им! отвращением ко всему сущему и особенно к своей сути, но тем и смиренное пред неизбежным. В настигшим коридор тихом мраке тварь сомкнула жвала на плече, упившись пульсирующей кровью, настолько яростной, что обожгло ей пасть – хотя она ничего не чувствует физически – и ритм чужого сердца раздался в давно брошенном теле. Утробный рык прозвучал единовременно с ослабшей хваткой клыков, Мэри резко отпрянула от человека, которого уже считала своим.

На полусогнутых в локтях длинных руках некроморф в отсутствующем свете прожигал осознанным взглядом животного дыру в человеке. Жидкость стекала по длинному языку, что неуемно извивался перед мордой мрази, лаская бледно-коричневую от гниения кожу. В голову закралась смущающая мысль: свой? А следом… следом жужжание усилилось в сотни тысяч раз, буквально выбив бельма из глазниц, и вой, отбивавший эхом чумный бой тамтама дальше по катакомбам, вырвался из глубины тела, разорвав остатки гортанной ткани.

Мэри ненавидит своего Бога.

Позабыв, где секундой ранее упивалась вкусом непоколебимой жизни, клыки твари вновь вонзились в землю ровно под ней, словно слепая бешеная собака рыщет, где же оставила свой лакомый кусок, поддавшись отвлеченным мыслям, что блохи в шкуре. Шум – и рука хватает блудную душу за ногу и вероломно тащит к себе, уже раскрывая ребрами мертвое, изголодавшееся нутро.

Отредактировано Mary (25 Сен 2016 18:17:21)


Вы здесь » ТВАРИ » Подземные галереи » [Anri River-Mary] 21.12.44 "Тут кто-нибудь понимает, что происходит?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC